Издательство СО РАН

Издательство СО РАН

Адрес Издательства СО РАН: Россия, 630090, а/я 187
Новосибирск, Морской пр., 2

soran2.gif

Baner_Nauka_Sibiri.jpg


Яндекс.Метрика

Поиск по журналу

Философия образования

2014 год, номер 2

Топологика образования и феномен социальной изоляции

С.А. Мартынова
Российский государственный педагогический университет им. Герцена, 191186, Санкт-Петербург, набережная реки Мойки, д.48
svetlanus.martinova@yandex.ru
Ключевые слова: образование, социальная изоляция, субъективность, воображаемое, предельный опыт, социальная реабилитация
Страницы: 36-48

Аннотация

Особенности современной философской рефлексии связаны с обращением к топологическим и топографическим стратегиям смыслогенеза. В связи с этим определенные возможности открываются через обращение к топологическому взгляду на образование. В центре внимания оказывается проблемное сопоставление различных позиций смысла в ситуации здесь и теперь, возникает актуализация происходящего в конкретном месте события образования. Для социализации и образования человека важным является как сохранение памяти о жизненной среде, где рождается и взрослеет человек, так и поиск человеком своего экзистенциального жизненного топоса через вхождение в открытое социальное пространство - в процессы коммуникации и эмоционального контакта. В соответствии с топологической ориентированностью мысли и определением топологической структуры образовательного процесса в социальном пространстве в статье предпринимается попытка понять особенности формирования субъективности в феноменах социального отчуждения. Именно здесь оказываются недейственными стратегии образования, нацеленные на включение индивида в социум. В связи с определением проблемного поля рефлексии рассматривается наиболее затруднительная для образования область субъективного удержания социальной изоляции. В центре внимания оказываются ситуации, когда складывающиеся благоприятные условия для общения характеризуются в таких позициях интенсивно переживаемой радикальной нехваткой оснований существования (личность не может полноценно включиться в социальное взаимодействие). Для раскрытия данной проблематики автор определяет три ключевых феномена: аутистическая субъективность, невозможность восстановления человека после социальной изоляции и утрата позитивного эмоционального переживания, возникающая как следствие социальной депривации. Особое внимание при исследовании феномена социальной изоляции направлено на понимание противопоставления в субъективном опыте фиксированного места присутствия расширяющему пространству воображаемого. Детальное исследование данного противопоставления показывает, что пространство ограниченного воображаемого, которое поддерживается при социальной изоляции, в социальном плане оказывается именно областью затрудненной коммуникации (невозможность и нежелание представлять состояние другого человека). Таким образом, топологически ориентированное образование при обращении к феномену удержания социальной изоляции сталкивается с проблемой осуществления воображения в индивидуальном опыте. Трудность вызывает применение ориентированных на личностное взаимодействие образовательных моделей именно потому, что они «перечеркиваются» субъективной укорененностью в социальном отчуждении и личностным стремлением к ограничению воображения. При решении данной проблематики рассматриваются возможные стратегии образования и реабилитации. Делается предположение, что представленные выше ситуации следует рассматривать как осуществление предельного состояния, возникающего в стремлении освободиться от неопределенности (избегание опыта восприятия чрезмерного, генетически восходящего к опыту возвышенного) и проявляющего себя через сохранение этого давления в имплицитной форме. Именно с учетом субъективной компоненты феномена социальной изоляции могут быть намечены возможные стратегии реабилитации и топологически выстраиваемого образования. Такие стратегии подразумевают комплексный подход: понимание значимости устойчивости и стабильности в индивидуальном опыте, выработка программ адаптации человека к существованию в ситуации неопределенности, повышение значимости доверия в стратегиях социализации и образования, обучение личным стратегиям понимания и принятия иного - восстановление внутренней открытости многообразию и непредсказуемости жизненных впечатлений.